Приветствуем гостей и посетителей нашего сайта!
Меню сайта
  • Главная страница

  • О Фонде

  • Мероприятия Фонда

  • Каталог статей

  • Обратная связь

  • Фотографии с мероприятий Фонда

  • Родственники Мажита Гафури

  • Филиал в городе Екатеринбурге

  • Услуги

  • Категории раздела
    Филиал в г. Екатеринбурге [0]
    Екатеринбургское региональное общество имени Мажита Гафури (филиала «Гафури XXI век»).
    Мои статьи [112]
    Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Главная » Статьи » Мои статьи

    Статьи Миры Давлетшиной
    М.Давлетшина, к. б.н., ветеран труда
     
    ДЕРЕВНЯ МОЯ, ДЕРЕВЕНЬКА-КОЛХОЗНИЦА
    газета «Звезда» Гафурийского района, 27 июля, 2002. (Из архива Х.Булатовой, племянницы М.Гафури)
     
     
     на фото Мира Давлетшина, справа Мира Давлетшина с родственниками и потомком  М.Гафури
      Родилась я в другом месте, но самой близкой и самой родной стала для меня эта небольшая, в 29 дворов, деревенька, носившая название Таштамак («Каменное горло»). Сейчас она называется Абдуллино, по имени своего основателя, и это, считаю, справедливо. 
        Вообще было бы хорошо, чтобы имена людей, основавших села и деревни нашего района, оставались в памяти потомков.
        В этой деревне мы, дети, гостили каждое лето у нашего дедушки по матери Абдульманова Мансура бабая. Был он одним из активных колхозников, членом правления колхоза «Парижская коммуна», председателем ревизионной комиссии в годы войны. Когда она началась, когда мне было всего шесть лет, но как много, оказывается, хранит детская память! Имена многочисленных родных, соседей, знакомых - многих уже нет, иные еще здравствуют. А еще хранится в памяти вид деревенской улицы, по правому порядку которой стоял дедушкин дом, и удивительная, добросердечная аура деревни, которая остается и по сей день. Иногда верится, что ушедшие из жизни остаются где-то рядом, незримо поддерживая живых… возможно, что у меня память так сохранилась потому, что дают знать о себе гены. Все Абдульмановы, Гафаровы, Гафуровы (Гафури) - это разветвления рода Абдулгафаровых. Несколько его представителей приехали из деревни Базиково вслед за очень уважаемым ими муллой Апталманом, которого направил в Зилимкараново Уфимский муфтий. Моя мать, Абдульманова Зулейха, приходилась ему внучкой. После смерти прадеда - муллы на базиковских поселенцев стали смотреть косо, попрекать бедностью. И пришли они к мысли переселиться в Зилим-Караново. Один из них, Абдулла Абдульманов, выбрал место, называемое Таштамак, и стал строиться. К нему присоединились и другие. Так возникла моя деревенька. Часть Абдульмановых, Гафаровых разошлись по другим деревням - в старые и новые Бурлы, в Кутлугузу, по преданию нашего рода эта деревня названа по имени одного из братьев моего прадеда и родственника Мажита Гафури). Кстати, сам, Мажит Гафури сыграл свою роль в выборе жизненного пути моим дедом. Деда односельчане уважительно называли «Сталин бабай» - был он человек принципиальный, честный, порядочный. Муфтий одно время хотел назначить его указным муллой. Но Мажит Гафури сказал: «Если дашь согласие, меня братом не считай». Кто читал его драму «Черноликие», поймет, почему поэт так относится к служителям культа. Мажит Гафури приходился моему деду почти ровесником, но его мнение много значило. Дед так муллой и не стал. Славный, родной мой дедушка! Он умер в январе 1946 года, дождавшись возвращения с фронта моего отца Назея, который был ему и зятем, и сыном. А я помню, как он, больной, приходя с колхозной работы, вечерами плел «бакауши» - толстые длинные веревки, которые использовали саперы и артиллеристы. Участник Японской войны 1905 года, рано потерявший сына, жил только надеждой на победу и возвращение с фронта родных. Мир праху его! Из 29 деревенских дворов 27 проводили на фронт своих близких. Большинство носили фамилию Абдульмановых. Один из самых старших среди них Абдульманов Багаутдин Зиннатович (1902 г.р.) на фронте находился с первых дней войны, вернулся живым, но в 1944 году умер. Его сын Абдульманов Фуат (1923 г.р.) тоже воевал с самого начала войны. По ранению в 1943 году его отпустили домой, но в 1944 году снова призвали. Воевал в зенитной части. Погиб 5 мая 1945 года, за четыре дня до Победы. Похоронен на братском кладбище в германском городе Бернау. Абдульманов Ахмат Зиннатович (1910 г.р.), родной брат Багаутдина бабая, вернулся с фронта живым, умер в 2001 году, оставив единственную дочь Танзилю и внуков. Абдульманов Абдулла Даминович(1907 г.р.) пропал без вести в декабре 1943 года. Его дочь Явида живет в Узбяково, сын Гаптулхай умер. Абдульманов Закария Закиевич (1915 г.р.) вернулся с фронта раненый в руку и ногу. Умер в 1978 году. В семье Абдульманова Шакира мобилизовали четырех сыновей: Сабира, Ахмата, Барыя и Мажита. Ахмата забрали на фронт в августе 1941 года, осталось пять детей. В марте 1943 года был тяжело ранен, находился в госпитале. Этот госпиталь вместе с больными разбомбили фашистские изверги. Из пяти его детей ныне живы трое. Барый пропал без вести в декабре 1942 года. Мажит воевал и погиб в блокадном Ленинграде в 1941 году вместе с Абдульмановым Миниахметом. Дочь Мажита Фануза живет в Салавате. Самый старший из братьев, Сабир бабай (1891г.р.) вместе со своим сверстником Абдульмановым Самигуллой был призван в трудармию. Строили оборонительные сооружения на знаменитом Волоколамском шоссе. По их рассказам, сюда приезжал Сталин, выступал с краткой речью. Оба вернулись домой только в 1947 году, закончив строительство нового микрорайона в Москве. Им предлагали квартиры в Москве, но мужчины нужны были родному колхозу, и они вернулись. Дочери Сабира бабая Файма и Фирдауса работали в войну вместе с другими подростками на заготовке дров для стеклозавода. Сыновья Валерьян и Тагирьян - близнецы. Первый стал инженером-энергетиком, второй - работал в сельпо тавароведом, завторгом. Продолжатели рода: Алик Валерьянович, зам. директора ПУ-130, Илкам Валерьянович - газовик в Нижневартовске, Фидан трудится на стеклозаводе, две дочери Валерьяна - сельчанки, третья, младшая - учащаяся медтехникума. Двоюродная сестра моей мамы Файма апа (ей сейчас 80 лет) рассказывала, что в первый день войны она вместе со своими сверстницами Абдульмановыми Нурией и Халидой (родной племянницей М.Гафури) и Абдульмановым Захитом (1911 г.р.), Азнабаевым Афкатом (1925 г.р.) и Сагитовым Аскатом (1923 г.р.) работали на ремонте дороги возле д. Карлы. Здесь они встретили своего первого учителя Ильясова Иксана абыя (1915 г.р.), направляющегося в район. Иксана Халиковича в Таштамаке любили. В 1932 году он 17-летним парнем приехал в деревенскую школу. Впоследствии получил медицинское образование, стал военным врачом. Остановившись около своих учеников, Иксан абый спросил: «Дети, вы разве не знаете? Сегодня ночью Германия начала войну против нас». И вот не дожидаясь повестки, Ильясов спешил в военкомат. В тот день его вернули, сказали, чтобы ждал вызова. Возвращаясь к себе в Карлы, учитель опять заглянул к ребятам. Файма апа приготовила на ужин кашу. Они проговорили всю ночь. Вспоминали школьные вылазки: экускурсии, и кашу, приготовленную на лоне природы, в народе ее называют «карга боткасы». «Эх, ребята, - сказал Иксан абый, обнимая на прощание своих учеников, - когда нам придется еще попробовать «вороньей каши»?» Фронтовой врач И.Х.Ильясов погиб в Германии… Азнабаев Афкат участвовал в штурме Берлина, вернулся с фронта с тяжелым ранением, прожил недолго, оставив сына. Сагитов Аскат тоже воевал, вернулся домой только в 1947 году, в настоящее время проживает в Аллагувате. Абдульманова Захита из-за плохого зрения в армию не взяли… Выполнив заданный объем работ, ребята возвращались домой на подводах. У деревни Березовки они повстречали первых призывников из Таштамака. Это были Батыршин Хайрулла (1912 г.р.), Амерханов Фахретдин (1917 г.р.) и Абдульманов Бикмухамет (1911 г.р.) Из них самым бывалым был Бикмухамет. Он уже успел повоевать на Халхин-Голе и финской войне. Погиб при форсировании Волги. Сослуживцы написали, что когда бомба попала в их плот, раненый Бикмухамет из последних сил крикнул: «Есть кто из Гафурийского района? Передайте: «Мы погибли…» Родным осталось его фото с женой, матерью Салихой аби и племянником после прихода с финской войны. Жена его - Минсорур апа (тоже племянница М.Гафури) одна вырастила трех сыновей и дочь. Их сын Явдат до пенсии работал зам. начальника службы водоканала в г.Уфе. Другой сын Шамиль - ученый агроном в колхозе «Юлдуз», на пенсии, но продолжает трудиться. Фамилия у них Адиевы (Бикмухамет дал детям фамилию по имени своего отца Адея). Дети достойны своего отца-фронтовика… Родной брат Бикмухамета Дильмухамет Адеевич пропал без вести в 1942 году. Его жена одна поднимала на ноги четверых детей. Абдульманов Абдулла Аксанович, племянник М.Гафури, вернулся с фронта на костылях. Учительствовал в районе, затем в Таджикистане, где проживает и поныне. Абдульманов Исмагил Абдуллович, сын основателя деревни, воевал в конном корпусе. Остался в живых. Он снимался в кинофильме «Падение Берлина» (эпизод атаки конницы). Умер в Уфе в 1978 году. Абдульманов Ибатулла Фахрисламович - один из лучших атаклы председателей колхоза «Парижская коммуна», пропал без вести в 1943 году. Его сын Флюр, ныне пенсионер - один из передовых механизаторов колхоза имени М.Гафури. Трагически сложилась судьба еще одного племянника М.Гафури - Абдульманова Хурматуллы Хабибрахмановича. В первые дни войны он попал в самое пекло. Немец окружил их часть под Боровичами (Белоруссия). Хурматулла попал в плен, прошел ад концлагеря. А после освобождения его еще на 10 лет сослали на Колыму. Вернувшись оттуда, он вскоре умер. Невозможно в одной статье рассказать обо всех фронтовиках-таштамаковцах. Светлая память погибшим, честь и благодарность вернувшимся живыми! Они прожили недолгую, но честную жизнь. В сражениях отстояли свободу и независимость Родины, в послевоенные годы поднимали хозяйство. С ними вместе трудились их дети, а сейчас трудятся внуки и подрастают правнуки. Все таштамаковцы - родственники поэта Мажита Гафури, всех их можно назвать «гафурийцами». Несмотря на крутые переломы, сохранился и развивается и славный род Абдульмановых. Среди молодых побегов этого мощного родового древа представители множества профессий: учителя, инженеры, врачи, юристы, специалисты сельского хозяйства, строители и т.д. Дети пошли дальше своих отцов, среди которых не было ни одного человека с высшим образованием. Ну что ж, это закономерно. Но в одном старшее поколение всегда будет примером для потомков - примером силы духа своего, любви и преданности Родине.
     
    СИРОТ НЕТ В РОДУ ГАФУРИ
    «Звезда» 29 июня, 2005г.
     
      В России всегда, пожалуй, были брошенные дети. Раннее детское сиротство связывалось в прошлом в первую очередь с высокой женской смертностью из-за отсутствия должного медицинского обслуживания и нищеты. От войн, социальных потрясений (эпидемий) снова страдали дети. После гражданской и Великой Отечественной войн повсюду бродили бездомные, безродные дети. Для них строились детдома, приюты. В далекое прошлое ушли эти годы. Но число брошенных детей за последние 10-15 лет (в мирное время!) страшно возросло и превзошло показатели тех лет. Причины: матери пьянствуют, пропивают детские пособия, наркоманят: от жестокого обращения родителей дети убегают из родного дома… Вспомним годы ВОВ, сколько отцов сложили головы на дорогах войны? Сколько было осиротевших неполных семей? но женщины-матери тех лет не пали духом, они вырастили, поставили на ноги своих детей, помогли получить образование. Из этих детей выросли крупные специалисты, выдающиеся личности. Тем матерям пришлось тянуть на себе и свою ношу, и упряжку погибшего мужа – отца своих детей.
       На фоне тех лет вот как выглядит нынешняя действительность: опрос, проведенный журналисткой Вероникой Сивковой («АиФ» №2, 2004г.) показал: 61% россиян не жалуют малышей и 8% женщин – на их стороне. Ныне в детских домах страны проживают 700тыс. детей (газета «Труд» - 7, №45, 2005г.), бродит по России по разным источникам до 2-3 млн. детей! Кстати, в Белоруссии детей-беспризорников нет! Журналист Ю.Ерофеев («АиФ - Б», №10, 2004г.) пишет: «Очень грустно, что с давних пор в российских городах приходится строить детдома. А вот у кавказцев, евреев, азиатских народов этой нужды нет – сирот разбирают родственники». В связи с этим хочу подчеркнуть, что в недалеком прошлом воспитанием осиротевших детей традиционно занимались и родственники башкир и татар. Сиротство коснулось и нашего рода М.Гафури. Известно, что рано осиротел сам Мажит Гафури. В 13 лет он потерял отца и мать. Ему пришлось рано познать тяжелый труд. А вот осиротевшего племянника Габбаса воспитывали и сам М.Гафури, и его родной брат Абдульманов Аксан бабай. Благодаря усилиям М.Гафури Габбас абый обучался в Ленинграде и стал высококлассным врачом. Многие из Абдульмановых потеряли отцов, мужей. Но дети не были оставлены на произвол судьбы: матери отдавали им себя без остатка, растили, воспитывали, помогли получить профессии и стать достойными людьми. Вереница милосердных лиц всплывает передо мной при воспоминании о судьбе моей двоюродной сестры Абдульмановой Явиды, родившейся в 1932г. и наших матерей (Абдульмановых Зулайхи и Марьям, их старшей сестры Масуры – троюродных сестер М.Гафури). Наши матери в возрасте 9 и 5 лет остались без матери: она умерла от так называемой «черной желтухи». У них появилась мачеха Карима. Для нас, родившихся много позже, она была просто бабаушкой, другой у нас не было, а у нее не было своих родных детей. Она относилась к нам, как к родным внукам. Марьям апа заболела и спустя 8 месяцев после рождения дочери Явиды умерла. Отец Явиды апы Абдульманов Абдулла (тоже троюродный брат М.Гафури по другой линии) женился повторно. И пока отец был жив, Явида апа воспитывалась в новой семье. Мачеха Аклима апа растила маленькую девочку, помогали ей и наша бабушка, и вся родня. Когда родились в семье еще дети, уже Явида апа помогала растить малышей своей мачехе. Явида апа никогда не жаловалась на свою мачеху. И уже в преклонном возрасте тепло отзывалась о ней. В детстве мы часто встречались с ней в Таштамаке, когда наша семья приезжала в деревню в отцовский отпуск. Росла Явида очень бойкой, смелой. Бабушка и дедушка баловали ее, к ним она прибегала каждый день. Вообще в деревне любили всех детей, как своих. Здесь все происходило на глазах у всех родственников: деревня в одну улицу.
       Так было до войны. Но вот разразилась она, и наших отцов забрали на фронт. Отец Явиды Абдулла абый ушел на фронт в числе 29 таштамаковцев-гафурийцев. Многие погибли на войне, отец Явиды погиб в 1942году. В 10 лет – она круглая сирота. Наступили тяжелые, голодные времена, и Явиду забирает к себе в д.Старые Бурлы старшая сестра отца – Шамсурый эби, у которой был единственный сын Абдулла (имя дано в честь брата). Муж ее тоже погиб на фронте. Явида стала звать ее мамой. Другой такой мамы у нее не было. Иногда они вдвоем (или Явида одна) приезжали к нам в Красноусольский навестить, посмотреть как мы живем. Шамсурый эби ее хорошо (по тем временам) одевала. Делала все, чтобы она не чувствовала себя сиротой. Как-то в один из приездов Явида апа привезла и подарила мне все свои игрушки, так как она была старше меня, ей хотелось сделать для меня приятное. Мы, и старшие, и младшие любили ее. Иногда забирала ее к себе наша Масура эби (единственная ее дочь умерла, муж был репрессирован во время «ежовщины» и погиб где-то на передовой). Взять на постоянное воспитание Явиду апу она не могла: постоянно разъезжала по командировкам будучи инструктором райкома партии и инспектором гособеспечения по отдаленным деревням чаще пешком, иногда на попутках, лошадях выявляла остро нуждающиеся семьи и осиротевших детей. Вопрос сиротства ей был близок по Утяшевскому детдому, где она работала воспитателем еще в первые годы его организации. Это были послереволюционные – 1921-1922 г.г. Одну из круглых сирот – Асму апу (из Мелеуза) она привела в нашу семью (это по рассказам моей мамы), и стала Асма почти членом нашей семьи. Завербованная для работы в Ленинград, писала письма. А как только началась ВОВ, она приехала к нам. Всю оставшуюся жизнь Асма апа жила и трудилась в Красноусольском. Одна растила дочку (отец ребенка погиб на фронте). Наша семья постоянно поддерживала с ней теплые, добрые отношения… Возвращаюсь к Явиде апе. Летом 1941г. обком партии направил нашу Масуру эби парторгом в Хайбуллинскую МТС. Она забрала с собой 10-летнюю Явиду. Но моя двоюродная сестра Явида не выдержала разлуки с Бурлинской матерью, родственниками, своими обычаями (в Хайбуллинском районе было много казахов со своими обычаями). Она готова была идти пешком, тащить тележку с самым необходимым скарбом, бросив все, - лишь бы домой! Через несколько месяцев они вернулась, хотя в годы войны этот поступок был наказуемый! Для Масуры эби определили работу в гособеспечении. А Явида снова в Бурлах. Закончила здесь 6 классов, училась на бухгалтерских курсах. Трудиться начала с 13-14 лет вместе с другими подростками на колхозных полях, наравне со взрослыми. В 1948г. она была награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Потом руководство колхоза и сельсовета доверили бойкой и энергичной Явиде более ответственную работу: она – молокосборщица (ворочала до 20 фляг по 40л, не каждый возьмется за такую работу). В период хрущевских реформ ей поручили руководить квадратно-гнездовым посевом кукурузы в колхозе. Требуются рабочие руки городу. Вместе с колхозной молодежью моя двоюродная сестра вербуется в г.Уфу, учится здесь на каменщика и работает на стройке в Черниковке. Живет в семейном бараке, построенном немецкими военнопленными. Работала она в Уфе и в торговле, реализуя горожанам молоко. Жизнь – не мед: неудачное замужество, смерть сына. Были и обидчики, пытавшиеся унизить ее достоинство. Узнав об этом, мой отец, испытавший сиротскую жизнь сполна, отбил желание обидчиков навсегда. Об этом она поведала мне, вспоминая моего отца, которого она звала «бабай», так как он был старше ее родителей. Испытав городскую жизнь, Явида апа возвращается в деревню Бурлы к приемной матери. Работает в колхозе: то на току, то поваром в период полевых работ. Помогает матери. Шамсурый эби растит и воспитывает еще 2-х детей-сирот. «Доброжелатели» говорили: «Зачем тебе чужие дети? Тебе нужен отдых». В ответ слышали: «Они такие красивые, как их бросишь?» «Умерла мама недавно, прожив долгую жизнь, никого не обидев, не огорчив», - вспоминает Явида апа. Пережив тяжелые испытания, перетерпев личные утраты, она не очерствела душой. И подвергла себя еще одному испытанию: в 1973 году (в 40 лет) вышла замуж за вдовца Рашита кабировича Нигматуллина в деревнюУзбек. У него умерла жена, остались дети. Выйдя замуж, она продолжала работать в деервне Узбек молокосборщиком-лаборантом. Работала в ранние утренние и вечерние часы не мешала вести и домашнее хозяйство. В 55 лет (1987г.) оформила пенсию, но продолжала работать вместе с мужем в животноводстве (телятницей). В 1995 году умер муж. Приемные дети успели повзрослеть. Дочь Рашида живет в Красноусольском, у нее двое детей (между нами добрые родственные отношения). Дочь Райса (1958г.р.) и сын Венер (1964г.р.) живут в Салавате, у них по двое детей; дочь Наиля (1960г.р.) живет в Зиргане, в семье трое детей, сын (1962г.р.), проживавший в Красноусольском умер, осталось двое детей; младшая Минзиля живет в Аургазинском районе, есть дети. Сама Явида апа проживает в деревне Узбек с сыном Гафуром (1966г.р.). На мой вопрос: «Как она не побоялась выйти замуж за многодетного вдовца, как хватило сил и смелости на такое решиться?» «Сама не знаю», - таков был ответ. Совершив такой решительный, героический поступок по нашим временам, она не жалеет. Между всеми детьми теплые, добрые отношения. Для старших она, как сестра, а для большинства она стала матерью. Периодически забирают ее дети к себе в гости. Зятья уважают. Где-то около 6 лет назад, возвращаясь с работы, она потеряла сознание. Еще одно жестокое испытание: ее парализовало. Она с трудом двигается (с помощью палки-костыля) с трудом обслуживает себя. ветеран труда, она в общей сложности проработала около 54 лет, но 8 лет трудового стажа (5 лет в Уфе и 3 года в Бурлах) она потеряла. Пенсия составляла после последней прибавки в 2004г. всего 894 рубля с копейками. Инвалидность ей не установлена. Приехав в 2004г. в красноусольское, она надеялась подлечиться в стационаре, заодно решить вопрос об инвалидности. Ответ был таков: «врачи ушли в отпуск, лечить некому…» (Больные Узбека закреплены за Зилим-карановской участковой больницей). О чем думают Зилимкарановские медики, мне неизвестно… Хорошо, что она большая оптимистка. Утешает себя тем, что немного, мол, ей осталось жить. Теперь в пору вспомнить и нашу «народную» бабушку Кариму. Она растила и воспитывала не только наших матерей, но и внуков, правнуков, прожив долгую жизнь (почти до 100 лет, умерла в 1977г.), дождавшись рождения праправнука.
       Моя мама после неудачного первого брака вернулась с 6-месячным сыном в Таштамак (Абдуллино) к своим родителям. Ее тут же пригласили работать заведующей столовой в Зилимкаран. Оставив ребенка, она рано утром (через лес) 6 км шла пешком в Зилимкаран. Ребенок целыми днями был с бабушкой. Мой брат Ахтямов Гаян так и остался жить в деревне у деда с бабушкой. Когда у мамы появилась новая семья, она хотела забрать сына к себе. Но любыми путями он убегал в деревню, которую пуще всего любил, любил здешних жителей-родственников. После смерти дедушки в 1945г. он стал опорой для бабушки, которую тоже невозможно было «оторвать» от родных из деревни. Мои родители оказывали им всяческую помощь. После женитьбы у брата родились 5 мальчиков и 2 девочки. Бабушка нянчилась с ними, обвязывала их, помогала своей снохе сколько могла. Благодаря ее помощи брату удалось закончить школу механизации, до женитьбы он обучался в Красноусольском ФЗО, работал бригадиром в животноводстве, в тракторной бригаде, заместителем председателя колхоза. Пользовался авторитетом и уважением окружающих. Дети, естественно, пошли дальше отца. В роду Абдульмановых, среди родственников М.Гафури, были и другие случаи, когда рано осиротевшие дети, повзрослев, сами воспитывали осиротевших детей. 
     
    НАША ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА - ЮРИСТ
    Лугманова Ф.Х., Давлетшина М.Н. «Звезда», 9 июля, 2003г.
     
       13 марта 2003 года исполнилось 100 лет со дня рождения Хадичи апы Валитовой – нашей хорошей знакомой. Помним ее всегда жизнерадостной, не унывающей при любых обстоятельствах. К великому сожалению, ее нет среди нас. Уходит в мир иной представители славного поколения советских людей, отдавшие себя освобождению народа, особенно малых наций от гнета царизма и эксплуататоров всех сортов. К этому поколению относилась и Хадича Хайретдиновна Валитова. Родилась она в д. Янгизкаин Уфимского уезда Карамышской волости в семье батрака. Тяжелое детство ее было омрачено потерями близких людей: в 1914г. умер отец, спустя полгода – и мать. После их смерти, в возрасте 11 лет, Хадича апа становится батрачкой, живя то в Утяково, то в Саитбабе. Великую Октябрьскую социалистическую революцию встретила в Янгизкаине и активно включилась в революционное движение. Участвовала в кружках художественной самодеятельности, которые выступали с разоблачениями баев, их заносчивых жен и сыновей, в защиту униженных бедняков. Эта форма общения была близка и понятна неграмотному «люду». В сентябре 1920г. Хадича апа вышла замуж. Вскоре в связи с переводом мужа, работника милиции, она оказалась в г. Стерлитамаке. В стране свирепствует голод, холера. Хадича апа идет работать на тяжелый участок – в больницу, спасать людей, помогать медикам. Весной 1921г. умер муж от тифа, а спустя полгода – ребенок. После постигшего горя, не успев оправиться, она устраивается на работу в Верхотурский детский дом. Ее путь – это путь сильных духом молодых женщин, понявших свое назначение, свое место в новой жизни. В 1923г. комсомолку Хадичу валитову направляют на учебу в стерлитамакскую совпартшколу. После окончания ее в 1921г. она приехала в Кальчир-табынскую волость, с. Зилим-Караново, женорганизатором и секретарем комсомола. В книге «Женщины Башкирии» (1968г.) Х.Х. Валитова вспоминает, что до нового сметного года (осени) пришлось работать бесплатно. Было нелегко материально, но за выполнение поручений партии взялись с энтузиазмом. В деревне развернули борьбу против кулаков, подкулачников, мулл, имевших по 2-3 жены. Те, в свою очередь, против женских собраний, якобы «развращающих « жен и дочерей мусульман, распространяли грязнуб\ю клевету про делегаток и активисток и т.д. В этой связи вспоминаются рассказы бабушки Абдульмановой Каримы (ныне покойной) о страшной судьбе нашей бедной родственницы, преследуемой байскими сыновьями, муллами, и прочими «святошами» именно в д. Зилим-Каранвоо в конце 19в. Эти события были отражены Мажитом бабаем (М.Гафури) в одном из величайших произведений «Кара юзляр» «Черноликие» (1926г.) Но наступили новые времена. Ничто уж не пугало женщин-активисток, за нмии было Советское государство, помощь партии. На женских собраниях делегаток устраивали показательные суды над многоженцами, покупающими жен за деньги. Мажит Гафури по этому поводу писал: «Муж седой и горбатый, давно уж свое отлюбил, но ее красоту он за звонкие деньги купил…» Хадича апа в своей сатье «Новая сила» (1968г.) с благодарностью вспоминает о тех, кто помогал ей в ответственной, тяжелой и рискованной работе. Среди них была и хорошо знакомая с детских лет родственница, учительница Зубайда апа, смелая, «юморная», под стать Хадиче апе, с короткостриженной модной в те годы прической (типа каре). Ее острого языка побаивались многие мужчины. Активистка, пользовавшаяся в Зилим-караново большим авторитетом. «Благодаря таким энергичным активисткам удалось поднять самих крестьянок на борьбу за новую жизнь», - писала Хадича апа. В 1927г. Х.Х. Валитова вступила в Коммунистическую партию. И кантонный комитет партии направляет ее в Арслановскую область зам. председателя волисполкома, а в 1929 г. – инструктором орготдела БашЦИКа. В 1930г. Хадичу апу направили на учебу на высшие курсы Советского строительства. Она стала первой женщиной-юристом из нашего района. В 1932-1934г.г. она – народный судья в Хайбуллинском районе. Затем становится членом Верховного суда и направляется на годичные высшие юридические курсы. Успешно выдерживает вступительные экзамены в только что открывшуюся Всесоюзную Юридическую академию. После ее окончания в 1937г. возвращается в Верховный суд БашАССР и работает членом Верховного Суда. В 1943-1944г.г. – она секретарь райкома партии Караидельского района. А в 1944-1959г.г. работает адвокатом в Гафурийском районе. И после ухода на заслуженный отдых она принимала самое активное участие в общественной жизни района, в воспитании молодежи на лучших традициях старших поколений. Активно участвовала в движении сторонников мира и деятельности Советского Фонда Мира. Хадиче апе посвящены статьи, опубликованные в газете «Звезда» («Дань уважения» - 1982г., «На страже законности» - 1987г., в честь Дня Конституции – 1987г., «сверяясь со временем» - 1987г., в журнале «Башкортостан кызы» - №5, 1987г.) Она награждена многими Почетными грамотами, 7-ю юбилейными медалями и значками. Получала Поздравления из Верховного Суда, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Башкортостана. Хадича апа была творческим человеком, быстро и легко сочиняла фельетоны, сатирические стихи. Будучи в гостях читала свои произведения с таким юмором, как могла только она… Ну, а более серьезные ее работы печатались в районной газете. Публиковались ее статьи: «Новая сила», «Поэт в гостях» (о М.Гафури), «Незабываемые встречи (о.М.И. Калинине) и др. Такой цельной, активной, талантливой остается она в наших сердцах, в сердцах тех, кто ее хорошо знал. Она заслужила, чтобы имя ее вошло в энциклопедию района.
     
     
    Категория: Мои статьи | Добавил: gafuri (19.12.2010)
    Просмотров: 1291 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск
    Друзья сайта

    Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz