Приветствуем гостей и посетителей нашего сайта!
Меню сайта
  • Главная страница

  • О Фонде

  • Мероприятия Фонда

  • Каталог статей

  • Обратная связь

  • Фотографии с мероприятий Фонда

  • Родственники Мажита Гафури

  • Филиал в городе Екатеринбурге

  • Услуги

  • Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Главная » 2011 » Май » 8 » Поздравляем Мадриля Гафурова с юбилеем!
    22:59
    Поздравляем Мадриля Гафурова с юбилеем!


      
      Директору нашего Фонда культуры имени Мажита Гафури, известному журналисту и поэту, лауреату премий Союзов журналистов СССР и России, общественной премии имени Мажита Гафури, победителю Всероссийского конкурса на лучшее журналистское произведение 
    "Золотое перо России - 2010"

    Мадрилю Гафурову
    10 мая 2011 года исполняется 75 лет!
       
      Дорогой Мадриль Абдрахманович!
      Примите наши сердечные поздравления с юбилеем! Счастья, здоровья желаем Вам и продолжать радовать нас своими прекрасными стихами, яркими публицистическими выступлениями, новыми книгами!

    Совет Фонда.

      P.S. В канун юбилея мы обратились к Мадрилю Абдрахмановичу с просьбой самому рассказать о жизни и творчестве. Он поблагодарил за внимание к нему и предложил вместо интервью опубликовать на нашем сайте его стихи разных лет, посвященные друзьям, родным, живым и ушедшим.
       "В этих стихах, - подчеркнул Мадриль Абдрахманович, - я попытался выразить и свою душу, и свой взгляд на окружающий мир, и осмыслить пройденные мной три четверти века, не легких, но все же счастливых.  Ибо, как подчеркивал неоднократно я в своих стихах и автобиографических очерках: "В этой жизни не ползал я с краю, а творил ее, сил не тая...".
       Мы полностью присоединяемся к этим его словам и с удовольствием выполняем его просьбу. 

    Админ.

                                    Мадриль Гафуров

    ЮБИЛЕЙНОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ СЕБЕ…
     
    Еще одна вершина позади,
    и снова я стою на перепутье,
    не зная, как добраться мне до сути,
    а сердце не вмещается в груди.
    И, словно птица, пойманная в сеть,
    куда-то рвется, бьется и трепещет.
    А я мечтаю вновь о слове вещем,
    которое сказать бы мне успеть…
     
    ***
    Каким я был?
    Всегда готовым к бою
    За честь и долг,-
    властям наперекор,
    и ощущал не раз над головою
    рукой державной поднятый топор.
    Ну а молва –
    ах, как она могуча!
    Стоустая – шипя со всех углов,
    она шла следом, поднимая бучу
    наветов,
    сплетен,
    грязных ярлыков,
    смакуя то, что ведомо лишь Богу,
    и с кем я спал,
    и сколько ел и пил,
    хотя, живя в трудах с эпохой в ногу,
    я не жалел ни времени, ни сил.
    А жил я так, как диктовала совесть,
    не повторял чужих,
    фальшивых слов,
    имел друзей,
    что, в общем-то не новость,
    немало, впрочем, было и врагов.
    Познал я славу и шипы злословья,
    и боль утрат,
    и сладкий миг побед,
    и заплатил сполна своею кровью
    за верность Правде я на склоне лет.
    Превозмогая тихо боль и раны,
    я все же продолжаю прежний путь:
    и пусть сломать могли меня тираны,
    но никогда меня им не согнуть.
    Удался путь мой или не удался,
    и пусть во мне все меньше прежних сил,
    каким я был – таким я и остался,
    и счастлив, что себе не изменил.
       
    В ТАТРАХ
     Посвящается маме
    Озера…
    снежные вершины…
    На склонах гор – альпийский луг…
    внизу болидами машины
    на миг пронизывают мглу.
    В ущелье водопад грохочет,
    а воздух лакомок и чист, -
    брожу по Татрам звездной ночью,
    брожу как истинный турист.
    Вокруг меня сквозные сосны
    на кронах держат небеса,
    и пахнут прянисто и росно
    совсем не русские леса.
    Спят горы,
    словно великаны,
    сраженьем сваленные в сон,
    и я средь них, как в вечность канул:
    неизмерим и невесом.
    Как будто я пробрался в сказку,
    каких чудес здесь только нет,
    и лишь одной короны царской,
    казалось, не хватает мне.
    Но вдруг, признанием растроган,
    я ощущаю все больней,
    что не хватает мне так много:
    тебя
    и Родины моей.
     
           ПОХОРОНЫ ВЕТЕРАНА
                        Памяти отчима
    Смотрю печальный репортаж
    с телевизионного экрана,
    перед глазами, как мираж –
    в селе хоронят ветерана.
    Нет рядом с ним однополчан,
    давно простился он и с милой,
    и даже вороны молчат
    над позабытою могилой…
    В годину бед со всей страной
    он разделил судьбу солдата,
    и, возвратясь живым домой,
    прожил по чести и без блата.
    Пройдя в боях немало стран,
    он защитил меня собою,
    и завершил свой путь от ран,
    что получил на поле боя.
    Солдат и пахарь – хлебороб,
    кормил, как мог, народ он хлебом,
    приют последний ему – гроб,
    последний путь под стылым небом.
    К чему ему теперь века,
    простор полей страны огромной?
    Четыре дряхлых старика
    плетутся медленно за гробом.
    Над ними плавно снег идет
    и укрывает ветерана –
    чужая боль мне сердце жжет,
    чужая кровоточит рана…
    Я знаю: будут говорить,
    что я опять сгущаю краски,
    но как без Правды мне прожить,
    скрывая суть под лживой маской?
    Все меньше, меньше среди нас
    тех, кто Россию спас от лиха, -
    они не жили на показ
    и умирают также тихо.
    Страна же стонет вновь во мгле,
    идет-бредет, не зная броду, -
    меня же годы гнут к земле,
    хотя я слабым не был с роду,
    я знаю горе с малых лет,
    познал добра и зла границы, -
    таков мой критикам ответ,
    из первых уст, как говорится…
    Прости меня, мой чудный край,
    когда мой взор укроет мглою,
    не нужен мне ни ад, ни рай -
    лишь ты бы был всегда со мною.
    И я закончу путь земной
    спокойно, тихо и не каясь,
    а есть ли, нет ли мир иной –
    не все ль равно,
    коль жизнь такая…
        
                     УРАЙ
    Башкирскому студенческому строительному отряду «Север»,
    возводившему город Урай в Тюменской тайге, -
    от комиссара отряда.

    Сибирь – седая глухомань:
    «закон – тайга,
    медведь – хозяин», -
    свинцом свисает с неба хмарь,
    как пасть звериная, зияя…
    Четвертый день идут дожди,
    сидим в палатках – злы и мрачны,
    перед природой и вожди,
    и рядовые равнозначны.
    Над нами лес
    под нами нефть,
    вокруг – коварная трясина…
    О, сколько здесь
    скосила смерть
    сынов и дочерей России!?.
    …Под звон цепей,
    под стон молитв
    шагали молча россияне,
    вставал зеленый монолит
    пред ними в девственном сиянии…
    Дела давно минувших лет,
    но продолжают путь живые,
    и прорастают им вослед:
    дома,
    плотины,
    буровые…
    Четвертый день идут дожди,
    на небесах разверзлись своды,
    а ты сиди, сиди и жди,
    как пайку, милость от природы.
    Но вот, сгоняя грусть-тоску,
    ворвался к нам волшебный Рихтер, -
    Сережка Томин на Москву,
    настроил старенький транзистор.
    Мы обживаем этот край,
    на мастерки сменив конспекты, -
    и поднимается Урай
    в тайге Студенческим проспектом.


               НЕ ХВАЛИТЕ ВОСЛЕД
                    Памяти народного поэта Башкортостана
                   Ангама Атнабаева
     
    Беспощаден судьбы календарь,
    дни, недели и годы листая,
    и редеет друзей череда,
    как вдали лебединая стая.
    Так безжалостно сталь топора
    валит оземь лесных великанов, -
    неужели пришла нам пора
    в неизведанной вечности кануть?
    Неужели придется под гимн
    сбросить жизни нелегкое бремя?
    Только что мы оставим другим,
    и какими запомнит нас Время?
    Были веселы мы –
    под гармонь
    в круг сходились и песни орали,
    на себя принимали огонь
    и, других согревая сгорали.
    Мы любили цветы и рассвет,
    а уйдем в полумрак звездопада,
    только плакать не надо вослед
    и жалеть нас потом уж не надо.
    слов не надо нам в мире ином
    и цветы не нужны полевые…
    Не хвалите, когда мы уйдем,
    дорожите, покуда живые.
     
     
                 ВРЕМЕНЩИКИ
               Памяти редактора газеты «Советская Калмыкия»,
               жертвы заказного убийства.
     
           «Волхвы не боятся великих владык
             и княжеский дар им не нужен».
                                        А.С. Пушкин
     
    Кто правит нами и страной?
    Дельцы с сомнительной пропиской,
    но вот сказать о том без риска
    для жизни – может не любой.
    И я, признаться, говорю
    об этом, внутренне робея, -
    ведь все мы, в сущности, плебеи
    для титулованных ворюг.
    Они же завладев кремлем,
    под стон людской и тихий ропот,
    торгуют в розницу и оптом
    всем тем,
    что родиной зовем.
     
     
          ПРОЩАЙ, МОЙ ДРУГ…
             Памяти Газима Шафикова
     
    Как странно фонари горят,
    или глаза затмило светом?..
    В тридцатый полдень января
    Уфа прощается с поэтом.
    Газим, средь шумной суеты
    лежишь, сомкнув навеки очи, -
    принес тебе я не цветы,
    а горький стих бессонной ночи.
    Ты жил, взрываясь, как фугас,
    перо твое, как штык блистало, -
    не верится, что ты угас,
    что сердце биться перестало…
    Мы с юных лет в одном строю
    делили радости и беды,
    и каждый песню пел свою,
    и муки творчества изведал.
    Что в этой жизни ты постиг,
    когда она тебя качала?
    О чем, Газим, в последний миг
    твоя душа навзрыд кричала?
    Узнать, увы, нам не дано,
    ты был один на склоне ночи,
    тебе, пожалуй, все равно,
    но боль, как ржа, мне сердце точит.
    Хотел бы я предугадать,
    что ждет тебя там – в поднебесье, -
    быть может, встретишь там ты мать
    и вновь ее услышишь песни…
    В аду ты будешь иль в раю,
    нам суд небесный неизвестен,
    но в скорбный час в родном краю
    я говорю тебе без лести:
    ты был и нежный и взрывной,
    а строки зло и ложь карали, -
    уходишь, друг, ты в мир иной,
    Оставив след свой на Урале.
    Ты жил стремительно в галоп,
    так по майдану мчатся кони,
    сходя в последний свой окоп,
    ты стал звездой на небосклоне.
    Лети, Газим, за солнцем вслед,
    туда, где миром правят Боги,
    где нам держать за все ответ,
    откуда нет назад дороги.
    Перед тобою Млечный путь –
    необозримые просторы,
    лети, мой друг, но не забудь
    родной земли поля и горы,
    как шелестит в степи ковыль,
    и лунный свет в ручьях играет,
    кумыс и мед, и вкус травы,
    напев волшебного курая…
    Ты жил, вскипая, как вулкан,
    душою пламенной отроду, -
    тебе судьбой талант был дан:
    воспеть народ свой и свободу.
     
                 ***
    Листает Время календарь,
    как бы играючи, с азартом, -
    совсем недавно был Январь,
    а уж настал черед и Марту.
    Отметив день сороковой,
    весна снега избороздила,
    кружится солнце над тобой,
    вернее, над твоей могилой.
    А я тебе принес цветы,
    не в силах превозмочь разлуку,
    и кажется, что снова ты
    протянешь мне с улыбкой руку…
    Вдруг гул пронесся по земле,
    и, как в грозу, сгустились тучи:
    летит душа твоя во мгле,
    хоть сам зарыт на Бельской круче.
    Редеет строй,
    все уже круг,
    а жизнь все слаще и прекрасней…
    Прости, прощай навеки друг,
    но свет твой в сердце не погаснет!
    30 января – 8 марта 2009года.
     
              ПИСЬМА ИЗ БУРЗЯНА
                         Георгию Кацерику – 
                        записному бурзянцу, врачу и поэту.
     
     Мой друг далеких дней суровых,
    дарю тебе сей скромный труд,
    в нем нет, возможно, мыслей новых,
    но не спеши вершить свой суд.
    Прими, сорвав с души оковы,
    откинь сомнения и страх:
    Я верю! – Дух наш станет Словом,
    хоть плоть и превратится в прах.
    Ничто бесследно не проходит,
    и, может, снова, где нибудь,
    в туманном звездном хороводе
    мы повторим тернистый путь.
                           Апрель 2008 года.
     
           БРАТУ МАРСЕЛЮ
     
    Пускай уйдем мы без наград -
    о славе плакать не пристало…
    Немало выпало нам, брат,
    от жизни почестей, немало.
    Живем мы так, как долг велит,
    а долг – он сердцем продиктован,
    нам сердце в правде – верный щит,
    а ложь страшнее, чем оковы.
    Его не сможешь обмануть,
    предать тем более не сможешь,
    и в этом нашей жизни суть,
    и рано путь нам свой итожить.
    Мы ошибались, и не раз,
    но чаще правыми бывали,
    лишь никогда мы напоказ
    своих побед не выставляли.
    Бывает, нас чернит хула,
    но мы то, мы ведь не лживы,
    нас вера в доброту вела,
    она жива – и с ней мы живы.
    И вновь встречаем зло в штыки,
    и добываем правду боем,
    и получаем синяки,
    но тем мы счастливы с тобою.
    Пускай уйдем мы без наград,
    о славе плакать не пристало…
    Поэт – он пахарь и солдат:
    земля нам будет пьедесталом.
     
               ДОЧЕРЕ ЗАРЕМЕ
     
    Гори, звезда моя, гори,
    и в час ненастный над землей,
    своим сияньем озари
    сердца, окутанные мглой.
    И мне ведь тоже в трудный час,
    когда врывалась в дом беда,
    добром и ласкою лучась,
    светила чья-нибудь звезда.
    Пускай не очень ты ярка
    меж звезд, объявших небосклон,
    но ты гори,
    гори, пока
    меня не сломит вечный сон.
    Когда же тихо надо мной
    угаснет поздний луч зари,
    взойди над смолкнувшей землей,
    последний путь мой озари.
    И я уйду с мечтой одной,
    чтобы, пробившись сквозь года,
    хоть над одною головой
    ты восходила иногда…
     
        НЕ СПЕТАЯ ПЕСНЯ…
        Памяти друга – журналиста
        Радика Абдуллина
     
    Мечтал я песню в юности сложить,
    и под гармошку спеть на всю округу,
    чтобы душе хотелось жить и жить,
    и люди были братьями друг другу,
    чтоб каждый раз, когда над головой
    привычно солнце по утрам вставало,
    его встречали всюду с песней той,
    и солнышко в ответ тепло давало…
    Но вот уж поседела голова
    и сердце может вдруг остановиться,
    а все еще не найдены слова,
    чтоб песня воспарила, словно птица.
    Ну а тебе ее уж не пропеть,
    хотя не знаю: может и не надо, -
    и я как будто стыну на тропе,
    над пропастью
    под грохот камнепада…
    Над Бельской кручей,
    молча на краю,
    охваченный предательскою ложью,
    Ппребираю в мыслях жизнь свою
    и годы те, которых ты не дожил.
    Не праздный выпал нам с тобой удел:
    и кровь бурлила жарко в наших жилах,
    и совершили много добрых дел,
    а песня так и не сложилась…
    А дни бегут,
    и каждый – как хребет,
    и с каждым шагом путь трудней и круче,
    бьет ветер в грудь
    и сил почти уж нет,
    чтоб за тобою не сорваться с кручи…
    А что же нас там, за хребтами, ждет?
    кто ожидает,
    радуясь и плача?
    иду-бреду,
    уже который год,
    к вершинам вечным,
    что вдали маячат.
    Но у природы, видно, свой резон,
    хотя как будто с нею мы едины:
    чем выше я, тем – дальше горизонт,
    тем недоступней для меня вершины.
    И все ж они стоят передо мной
    и, словно околдованный их зовом,
    я, как пчела за данью полевой,
    вновь устремляю шаг за вещим словом.
    А ты ушел,
    и многих рядом нет,
    с кем выходил в дорогу я когда то…
    Иду-бреду,
    восьмой десяток лет,
    над пропастью –
    по ледяному скату…
    Февраль 2007 года
     
                    ДРУЗЬЯМ…
    Когда умру – настанет миг такой,
    не умолим Закон природы,
    не верьте,
    что ушел я на покой –
    я вечно буду часовым Свободы.
    Стоять я буду стойко на посту,
    из-под небес на вас, друзья, взирая,
    и воспевать земную красоту,
    где б ни был я:
    в Аду иль в кущах Рая…
     
               УДАЧА
                 Александру Филиппову,
                 моему земляку,
                 народному поэту Башкортостана
     
    Я прослыл неудачником –
    от своих неудач…
    Но ведь жизнь – как задачник
    нерешенных задач.
    Много разных гипотез
    в ней своих и чужих,
    а доказывать в поте
    нам приходится их.
    Ведь готовых решений
    в том задачнике нет,
    оттого – и не менее
    неудач, чем побед.
    Не в погоне за счастьем
    я трудился и жил,
    только может быть часто
    непомерно спешил.
    Мир манил меня в дали,
    не пугала гроза –
    словно пара миндалин
    разбегались глаза.
    Не в фантастику Лема
    я бросался от дел,
    все задачи – проблемы
    сам решить я хотел.
    Рядом кто-то судачил
    и давал мне совет:
    - Не спеши за удачей –
    уж натерпишься бед…
    Но ведь что-то я значу,
    потому и спешу,
    и одну да задачу
    непременно решу.
     
                        СУДЬБА 
      Памяти друга – Эдуарда Година,
      замечательного человека и талантливого поэта,
      трагически погибшего во время выполнения
      задания редакции газеты «Гудок»
     
    Пути поэтов разные –
    у каждого свой путь…
    Но все мы – люди праздные,
    готовые гульнуть…
    По городам и весям
    слывет про нас молва,
    толкуются, известно,
    поступки и слова:
    такие мы, сякие,
    немазаный народ…
    Но стойте!
    Кто закинул
    к нам камень в огород?
    И кто, скажите, ведает
    про нашу жизнь и труд,
    где перегрузки с бедами
    как в космосе растут?
    И день, и ночь усердно
    поэт стихом живет,
    он пишет кровью сердца,
    хотя и водку пьет.
    Поэт – глашатай века,
    барометр страны –
    ему ни злое вето,
    ни сплетни не страшны.
    Он сердцем чутко видит
    восторг людской и боль…
    Но запросто обидеть
    готов его любой.
    О, критики, пристрастные,
    что ждете вы от нас?
    Пути поэтов разные –
    судьба у них одна.
     
        КОГДА ПОКИНУ МИР ЗЕМНОЙ…
                (Из Мустая Карима)
     
    Пусть вечен мир,
    у жизни – свой предел,
    не завершу пусть даже сорок дел,
    пробьет однажды час конечный мой
    и я уйду навеки в мир иной.
    У солнца будет также светел лик
    и не пылинки не взлетит в тот миг…
    В последний путь друзья со мной пойдут, -
    я – баловень, наверно, понесут!
    Пускай несут,
    покуда был я жив,
    носил я гору, на себя взвалив.
    Когда сгустится сумрак над землей,
    друзья сойдутся в комнате одной,
    и, слез не вытирая, в тишине,
    быть может, кто-то скажет обо мне:
     - Ушел от нас, оставив сорок дел,
    лишь человек,
    а мир осиротел…
     
          И У ЗВЕЗД - ОСОБАЯ ПОРА…
               (Из Назара Наджми)
     
    Упрекаешь,
    что живу не ясно,
    не поймешь, мол, никогда меня:
    то горю я,
    то как будто гасну –
    как костер ночной,
    с восходом дня.
    Что же делать,
    если жизнь такая,
    что вдруг стыну,
    переставши греть, -
    ведь подобно звездам,
    век сверкая,
    невозможно день и ночь гореть.
    Да и звезды не всегда нам светят,
    и у них особая пора:
    раздувает их вечерний ветер,
    задувает ветерок утра.
     

       С НОВЫМ ГОДОМ! 
       Друзьям – однокашникам,
      выпускникам филологического
      факультета БГУ 1964 года.
     
    Я вижу вновь родные лица,
    минувших дней живую нить.
    Позвольте мне Вам поклониться,
    седую голову склонить.
    Сегодня вновь сошлись мы вместе,
    друзья моих далеких лет,
    и говорю я Вам без лести:
    дороже Вас мне в жизни нет.
    Все уже круг, все реже встречи,
    но мы по-прежнему в строю,
    как говорят, еще не вечер,
    и я не раз еще спою.
    О нашей юности мятежной,
    в душе не гаснет ее свет,
    и вспомним мы с печалью нежной
    всех тех, кого уж с нами нет.
    «Иных уж нет, а те – далече»,
    как классик некогда сказал, -
    но разве сердцу станет легче,
    коль слезы застят нам глаза?
    Мы вспомним прежние забавы,
    и бурь прошедших ранний снег,
    трудились мы не ради славы,
    но славно прожили свой век:
    за годом год, за вехой веха –
    был путь наш с чистого листа,
    и каждый имя «Чело – века»
    вознес в душе на пьедестал.
    И пусть нам выпало немало
    в пути и тягот, и забот,
    друзья, поднимем же бокалы
    за все, что в будущем нас ждет.
    Пусть с каждым годом круче годы,
    и меньше сил, как не крути, -
    мы одолеем все невзгоды
    и все преграды на пути.
    пусть не устанет сердце биться,
    хоть не дано судьбу нам знать, –
    позвольте мне Вам поклониться
    и долгой жизни пожелать.
    Декабрь 2008 года.
     
            О ДОЛГАХ…
    Порой на ум придет такой вопрос,
    и словно вдруг навалится сто бед…
    На первый взгляд, вопрос как будто прост,
    но трудно на него найти ответ.
    Всю жизнь копил в душе своей я клад,
    уверовав, что он не пропадет, -
    творил, не зная ласки и услад,
    и, словно рыба, бился я об лед.
    Жил не в рассрочку, не влезал в долги,
    трудился жадно, не жалея сил,
    имел друзей, бывали и враги,
    но за добро добром же и платил.
    И вот возник не шуточный вопрос:
    чего же в этой жизни я постиг,
    какой же мне предъявит кто-то спрос,
    на смертном одре, в мой последний миг?
    Нам каждому своя судьба дана,
    здесь не уместны споры и торги:
    пускай мне жизнь останется должна,
    чем я оставлю ей свои долги.
    Апрель 2009
     
     


    Просмотров: 956 | Добавил: gafuri | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск
    Календарь
    «  Май 2011  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031
    Архив записей
    Друзья сайта

    Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz