Приветствуем гостей и посетителей нашего сайта!
Меню сайта
  • Главная страница

  • О Фонде

  • Мероприятия Фонда

  • Каталог статей

  • Обратная связь

  • Фотографии с мероприятий Фонда

  • Родственники Мажита Гафури

  • Филиал в городе Екатеринбурге

  • Услуги

  • Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Главная » 2014 » Июль » 2 » ГРАЖДАНИН ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ
    18:01
    ГРАЖДАНИН ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ

    ГРАЖДАНИН ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ

    Десять лет назад закончил земной путь (5 сентября 1929 года - 3 июля 2004 года) замечательный сын чувашского народа, дважды Герой Советского Союза Андриян Григорьевич Николаев — Космонавт - 3. Похоронен на родине - в деревне Шоршели Мариинско — Посадского района Чувашии.

    В отряд советских космонавтов летчик Андриян Николаев пришел в числе первых вместе с Юрием Гагариным в 1960 году, прослужил в нем до 1982 года и совершил два космических полета.

    Первый - с 11 по 15 августа 1962 года пилотом КК «Восток - 3» по программе группового полета с КК «Восток -4».

    Второй - с 1 по 18 июня 1970 года командиром КК «Союз - 9».

    Предлагаем вниманию читателей воспоминания о встречах с А.Г. Николаевым бывшего собственного корреспондента Гостелерадио СССР Мадриля Гафурова.

    «Юрий был первым во всём.

    Он был лучшим среди нас»

    Андриян Николаев.

    В марте 1960 года в Звездный городок, который тогда еще только закладывался, прибыла первая группа будущих космонавтов. Вот они:

    Юрий Гагарин,

    Герман Титов,

    Андриян Николаев,

    Павел Попович,

    Валерий Быковский,

    Владимир Комаров,

    Павел Беляев,

    Алексей Леонов,

    Борис Волынов,

    Евгений Хрунов,

    Георгий Шонин,

    ВикторГорбатенко.

    Журналистские тропы помогли мне со многими из них встречаться, беседовать, фотографироваться. В том числе с мужественным сыном чувашского народа, космонавтом-3 Андрияном Николаевым. Встречался с ним я несколько раз и в Москве, и когда он в составе правительственной делегации Чувашской Республики побывал в Уфе, Стерлитамаке и в Аургазинском районе, где компактно проживают более 17 тысяч представителей чувашского народа.

     

    Два дня находился я рядом с космонавтом, слушал его выступления и просто в салоне автомобиля записывал на магнитофон его ответы на мои вопросы. Есть у меня выдержки и из прежних его интервью и высказываний.

    —                        Как начался Ваш путь в космос?

    —          Я был летчиком-истребителем. Приехали к нам в полк военные медики. Командир пригласил меня в кабинет и говорит: «Предлагается пройти комиссию, чтобы летать на новой технике. Согласен?». Отвечаю: «Готов всегда летать выше всех, дальше всех, быстрее всех». Это не мое изречение, а давнишнее летчиков...

    Комиссию проходил вместе с Юрием Гагариным. Были также Леонов, Попович, Быковский... Из 40 человек отобрали лишь семерых. А ведь эти сорок летчиков по состоянию здоровья летали уже на самых современных боевых самолетах...

    Распустили нас по домам, мол, ждите — вызовем. Было это в сентябре 1959 года. А вы­звали лишь в марте следующего года. Переживал крепко, думал или забыли или забраковали.

    Я был летчиком первого класса, неженатым, днем и ночью дежурил. В субботу-воскресенье семейные просили за них подежурить. Пожалуйста. Так служил. Был лейтенантом. А когда создали новую эскадрилью назначили меня начальником штаба. Сейчас эта должность подполковника...

    Накануне вызова в отряд космонавтов провел четыре воздушных боя. А потом командир эскадрильи вручает телеграмму, вот, мол, завтра быть тебе в Москве. Телеграмму он, оказывается, еще утром получил. Говорю: «Что же молчал?» — «Чтобы ты свои полеты спокойно завершил». В общем, правильно поступил:

    В отряд космонавтов пришел вместе с Гагариным. Вместе с новыми друзьями начал учиться и тренироваться. Особенно по душе мне пришелся улыбчивый, ни при каких передрягах не терявший хорошего настроения Юрий Гагарин. Он был первым во всем: и в баскетболе, и в терпеливом освоении новых для нас наук, и в работе по благоустройству городка, и в острой, но не обидной шутке. Помню, как при первом знакомстве Юрий нагадал мне тоном заправской цыганки: «Ждет тебя, касатик, дальняя дорога». Той же фразой я отплатил ему перед самым его стартом. Я забыл тогда от волнения, что он в шлеме, хотел поцеловать и стукнулся лбом о ко­зырек так, что шишка появилась...

    «Ребята, один за всех и все за одного!» — крикнул нам Юра и направился к стартовой площадке.

    А когда пришел мой черед лететь в космос, Гагарин опять повторил свое «предсказание», но уже без малейшей тени юмора.

    -  Действительно ли на тренировках приходилось выдерживать многократные перегрузки?

    - Каждый из нас по-разному относился к многочисленным тренажерам и стендам. Я, например, страшно не любил термокамеру и говорил всем об этом откровенно. Сто потов с тебя сойдет, пока кончится испытание. Но как ни противен был мне этот тренажер, поблажки я себе не давал. Возьму себя в руки, перешагну порог камеры, а когда кончается «сеанс», не срываюсь с места, а тихонько, не торопясь, поднимаюсь, задержусь немного и не спеша выхожу. Так я приучил себя к термокамере.

    —                        Наверное, это и помогло стать Вам командиром отряда космонавтов?

    —                        Гагарин был первым командиром нашего отряда. А когда он на повышение пошел — меня назначили. И вот с 1963 года по 1968 год я был командиром отряда космонавтов. Почти все космонавты моего возраста и помоложе прошли, можно сказать, через мои руки. И даже те, кто сегодня летает...

    —                        Мог ли на месте Гагарина в первом полете в космос быть другой?

    У Гагарина было столько плюсов и в знаниях, и в закалке, и в складе характера, что мы, его друзья, еще до того, как стало известно решение Государственной комиссии, единодушно прикинули: «Лететь, наверное, Юрию...». Так мы ему и сказали; «Убеждены, Юра, что первым полетишь ты. А потому вот тебе наше напутствие: самое трудное быть первым, но мы все крепко в тебя верим и крепко на тебя надеемся. И еще одно: какая бы слава на тебя ни обрушилась, мы надеемся, что ты останешься самим собой, таким же, каким мы знаем тебя сейчас». Гагарин и думать не хотел, что стартовать первым придется именно ему. Но мы-то в этом не сомневались и потому настаивали на своем и требовали от него прямого ответа. Взволнованный, растроганный до глубины души, Юрий обнял за плечи меня и Германа — он сидел между нами и сказал: «Ну что вы, ребята... Вот вам мое сердце. Оно всегда останется таким же».

    То, что совершил Юра, мог совершить только он. Почему именно он был первым? Его имя назвали за два дня до полета. И никто из нас не удивился, внутренне мы ждали, что Государственная комиссия остановит свой выбор на Гагарине. Взвесив все «против» и «за», каждый из нас молчаливо проголосовал за него.

    Но — хотите верьте, хотите нет — после того, как прозвучало правительственное сообщение о первом космическом полете, мы поняли, в каком грандиозном историческом событии нам выпало участвовать. У нас точ­но крылья выросли! Начало есть! А до этого мы просто работали и никто из нас не думал о подвигах...

    Юрий перед полетом думал только о полете. А люди потом назвали его героем. У нас сейчас много молодежи, хорошей, грамотной. Хотелось бы, чтобы те, кто идет нам на смену, никогда не забывали о чистоте и бескорыстности гагаринского героизма.

    —                        Пожалуйста, расскажите еще о себе.

    —                        Мне повезло дважды побывать в космосе. В первый раз после Гагарина и Титова — мне предложили быть командиром «Востока-3». И вот такой факт — малоизвестный. Руководители полета и врачи никак не могли договориться: сколько мне летать. Врачи говорят, Титов, мол, сутки летал, значит, Николаеву надо планировать двое суток. А Королев убеждает: нет, давайте запланируем полет в течение трех суток с возможной посадкой после первых, вторых и третьих суток. Казалось бы, одно и то же, но Королев вопрос глубже ставил. А меня не спрашивали, я молчал. А накануне старта Королев опять совещание провел. Спорили - спорили и, наконец, у меня спрашивают: ты мол, командир, за какой срок? «Конечно, за трое суток», отвечаю. После этого Королев и говорит: «Все свободны».

    Вечером пришел он к нам. Наши дома на космодроме рядом были: дом Гагарина и дом Королева, Ну так назвали. Сегодня ни Королева, ни Гагарина нет, а дома остались.

    Королев говорит: «Выйдем на улицу, разговор есть». Вышли. Он и говорит: "Не беспокойся, все будет нормально, подготовка идет хорошо". И спрашивает: «Если трое суток пройдут нормально, на четвертые пойдешь?» Отвечаю: «Пойду!».

    И вот полет. Королев вышел на третьи сутки на связь, как, мол, самочувствие. Отвечаю: «Самочувствие отличное, разрешите полет продлить?».

    —                        «Разрешаю!»

    Газеты сначала писали, что я летал трое суток, а потом поправили текст.

    После посадки докладываю Королеву о том, как прошел полет. Он обменял меня, поцело­вал и говорит: «Я твой должник».

    Но проходит год, второй, третий — он молчит и я молчу. И в 1965 году приехал Королев в Звездный городок вместе с суп­ругой Ниной Ивановной. Собрались все космонавты. Технику нашу посмотрели, в бассейне искупались, прошли по улице. Королев взял меня под руку, отвел в сторону, чтобы никто не слышал: «Андриян, помнишь я сказал, что твой должник? «Конечно, помню». «Сейчас готовим полет вокруг Луны, у нас зонд летает, обратную сторону Луны снимает. Полет сначала будет в автоматическом режиме, а потом я тебя хочу первым послать, надо хорошего инженера подобрать». Большое спасибо, говорю, за доверие...

    А через две с половиной недели Королева не стало: после операции не выдержал, не выжил. Вместо часовой операции делали ему шесть часов. Не могли остановить кровь. Решили вскрыть живот и в области таза нашли раковую опухоль. Пока убрали, зашили — он не выдержал, не пришел в сознание... Вот так он погиб.

    Погиб и Гагарин. Программу лунную прикрыли. Потом и другую программу. Были мы всегда впереди американцев, а потом начали отставать...

    ...Вечером мы шли по улице села Толбазы. Ярко светила луна. Николаев остановился, долго смотрел на нее и повторял: «Черт возьми, мы же должны были быть там первыми, корабли готовили, испытания проводили, но погибли два великих человека: Королев и Гагарин. Если бы они были живы, то мы, конечно, первыми бы облетели луну...».

    —                        А как Вы оцениваете сегодняшнее состояние отечественной космонавтики?

    —                        Прямо скажу — состояние плохое. Строим совместно с американцами космическую станцию. Но нам — россиянам — в этой программе отведена незначительная роль. Все руководство космическим полетом будет из американского центра, а не российского. Обидно. Но чтобы дальше продолжить свою программу — чисто российскую — много средств требуется, а их у нашего государства нет. Сегодня потребности космонавтики государство и бюджет наш обеспечивают не более чем на 30 процентов.

    —                        Хотя вы и ушли из отряда космонавтов, видимо, все равно знаете: сколько там человек сейчас?

    —                        Количество примерно такое же, как и при нас было. Чисто космонавтов, которые могут летать в космос, — около двадцати. Это военных. И гражданских столько же. В общем: 40 - 50 человек…

    —                        Женщины есть?

    —                        Сейчас нет.

    —                        Какой национальности люди в отряде?

    —                        В основном русские.

    —                        В последнее время мало слышно о космонавтах первого отряда?

    - Потому что они все сейчас на пенсии, и кто где. Титов, Севастьянов и Савицкая — депутаты Госдумы. Попович продолжает работать директором института в Москве. Леонов пошел по коммерческой линии, он — президент коммерческой организации, название точно не знаю.

    - А в отряд просто так захаживаете?

    —                        Всегда общаемся с молодыми космонавтами до и после полетов встречаемся и совместно многие вопросы обсуждаем.

    —                        Не могу удержаться и не задать вопрос «про это», который в общем-то интересует многих. Как там в невесомости чувствует себя мужчина? Возникает ли желание, как писал поэт: «Ночью хочется в мягкое, женское»?

    —                        Ну что ж, давайте снимем и этот вопрос. В первые двое суток организм, видимо, привыкал к новым условиям, так сказать, акклиматизировался, а вот на третье утро почувствовал «одиночество в постели»...

    В последнее время вновь участились разговоры об НЛО и слухи, что Гагарин не погиб, а его забрали инопланетяне?

    —                        Я их не видел. Вот жена Поповича — Марина, кажется, влюбилась в инопланетян и ведет активную агитацию среди населения, она верит, что к нам прилетают представители иных цивилизаций. Правда, сама она в космосе не была. Я был дважды, но не видел и не верю, что они есть.

    Что касается Юрия Гагарина - он погиб. Я был членом комиссии, которая занималась ус­тановлением причин трагедии. Версий много, но точного вывода о причинах гибели до сих пор нет. Но мы должны помнить всегда, что он — личность историческая и первым проложил дорогу в космос.

    —       Вы сказали, что политики сторонитесь, но работаете в Госдуме. Отсюда — ваша оценка общественно-политической и социальной обстановки в России.

    —            Обстановка сложная и тяжелая. Жизнь людей при всякой перестройке должна улучшаться, а мы еще далеки от этого.

    —   Вы по-прежнему часто бываете в других странах, как другие народы оценивают обстановку в нашей стране?

    —                        Переживают за нас, даже иногда, думаю, больше нас самих, что у нас вроде было нормально, а сейчас народ тяжело живет. Вот такое отношение.

    —                        И последний вопрос. Если посчитаете его нетактичным — можете не отвечать на него. Но люди интересуются вашей личной жизнью?

    —                        Вопрос вполне тактичный. Я один живу, очень часто встречаюсь с моей дочерью Алёной. Она замужем. Семья у нее очень хорошая, часто бываю у них. Внук у меня растет прекрасный. И я рад, что моя дочь живет с хорошим человеком. Зовут его Игорем. Он гражданский летчик, летает в разные страны. А Алена — врач, работает в одном отряде с мужем. Мне нравится, что они очень дружно живут, любят друг друга — это, я думаю, самое главное в жизни, и моя жизнь полностью связана с ними.

    Мадриль ГАФУРОВ.

    P.S.  Завтра исполнится 10 лет как ушел из жизни (3 июля 2004 года) Андриян Григорьевич Николаев, а в моих ушах все еще звучит его негромкий голос...

         

     В прошлом году в канун этой печальной даты в составе башкирской делегации я участвовал в работе семинара - совещания партийного актива Приволжского федерального округа в Чувашии, на берегу Волги. Посетили мы тогда и Музей космонавта - 3 в его родной деревне Шоршелы, рядом с которым вместе с Геннадием Андреевичем Зюгановым посадили памятное  дерево и сфотографировались.

    Просмотров: 347 | Добавил: gafuri | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск
    Календарь
    «  Июль 2014  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031
    Архив записей
    Друзья сайта

    Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz