Приветствуем гостей и посетителей нашего сайта!
Меню сайта
  • Главная страница

  • О Фонде

  • Мероприятия Фонда

  • Каталог статей

  • Обратная связь

  • Фотографии с мероприятий Фонда

  • Родственники Мажита Гафури

  • Филиал в городе Екатеринбурге

  • Услуги

  • Мини-чат
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Форма входа
    Главная » 2016 » Январь » 12 » Дело - табак. КАК Я БРОСИЛ КУРИТЬ
    21:43
    Дело - табак. КАК Я БРОСИЛ КУРИТЬ

    Дело - табак. КАК Я БРОСИЛ КУРИТЬ

    ... Мы с братом Марселем родились еще до Великой Отечественной войны и вдоволь познали тяготы военных лет и безотцовщины (папа погиб на Пулковских высотах, защищая Ленинград в 1942 году). Мама почти сутками работала кастеляншей в Толбазинском детдоме, и мы были бесконтрольно представлены сами себе, точнее - улице с ее всевозможными "соблазнами"...

          Брат был на три года старше меня и "верховодил" в округе. Зимой мы каталась на самодельных лыжах со склона холма, с которого местный промкомбинат добывал красную глину, а летом, "окупировав" окрестные дубравы, разоряли вороньи гнезда, извлекая из них яйца, собирали грибы и ягоды, а случалось, совершали "набеги" и в чужие огороды (голод - не тетка) ... Тем более, что к концу войны от бывших дубрав остались лишь пни, сколько бы аксакалы села не увещевали население "не нарушать закон" , не рубить вековые дубы... Но откуда же брать дрова? А в избах "собачий холод, на полу лед, и нам с братом, по примеру соседей, приходилось даже откалывать уголки бревен сруба дома, чтобы хоть немного согреть нашу "русскую печь" на полкомнаты ... Брат рано научился курить, как и от кого не знаю. И меня научил, когда мне было шесть или семь лет. Случилось это так. Обычно, летом, в жаркую пору, вся наша беспризорная ватага " тусовалась", говоря современным языком, на берегу одного из трех небольших озер, находящихся на краю нашего села. Была ли в них рыба - не помню. Но на одном из них, что находится ближе к уфимскому тракту, я, едва научившись плавать только на спине, чуть не утонул, поспорив с ребятней, что без остановки переплыву озеро, и в последний момент, когда, уставший, стал, бултыхаясь, захлебываться, подоспевший на помощь брат вытащил меня на берег и наградил хорошей затрещиной... И вот однажды вижу, что брат во всю дымит из самокрутки с"доморощенным" табаком. А выращивал его сосед - инвалид, прозванный "культяпой" - руки у него были без кистей, то ли с рожденья, то ли таким вернулся с "финской" войны. Брат с друзьями помогал ему по хозяйству, за что "культяпа" давал им большие лопухи табака...

        Я не был ябидой, но, видимо, обидившись на брата за оплеуху, заявил ему: "скажу маме, что ты куришь!". Он не стал меня отговаривать, а предложил курнуть... Вдохнув в себя из цигарки едкий дым, я едва не задохнулся, горечь "обожгла" горло, из глаз брызнули слезы... А брат сказал: "Вот ты тоже курил - и я тоже маме скажу!". С тех пор, конечно, не сразу, я и пристрастился к курению. А денег то на курево не было - и какую только дрянь мы не "садили": и мох со стен дома сдирали, и всевозможные листья и траву сушили, и даже засохший заячий помет заворочивали в цигарки...

       Конечно, взрослея, я постепенно приобщался к "цивилизации", то есть стал покупать папиросы и сигареты в магазине. А до этого "культяпа" и мне давал листья табака за какую - либо помощь ему. Обнаружив их в моем кармане, мама прибегала к своему "педагогическому приему": раздев до гола, стегала мою "пятую точку" отцовским ремнем и сажала в холодный подпол, добиваясь, чтобы я обещал "больше не курить". Но я терпел и молчал "как партизан". И продолжал курить...

          И когда учился в педучищие и работал учителем в начальной школе. И когда служил на Тихоокеанском флоте, где каждому полагался "табачный паек". Правда, я, будучи, имея среднее специальное образование, на офицерской должности и получая зарплату, курил знаменитые папиросы "Беломор", а "маршанскую махорку" отдавал матросам. (Кстати, кто не курил - получал вместо "табачного пайка" пачку сахара).

         Продолжал я курить и когда учился в университете, и после, работая на престижных должностях, вынуждая вдыхать дым и запах никотина товарищей по работе и домочадцев. В общем, курил почти 40 лет, то есть половину своей сознательной жизни...

         И вот однажды мы отмечали день рождения мамы. Я привез ей из Оренбургской области, где она родилась, белый пуховый платок. Был солнечный день, мы стояли с мамой на балконе квартиры брата (кстати, отмечали мы дни рождения мамы в наших квартирах "по очереди"). Я привычно курил. Мама с грустью посмотрела на меня и сказала: "У меня ведь уже есть несколько таких платков... А папа ваш никогда не прикасался к табаку... Хотя бы в память о нем оба бросили курить?" И тут меня будто что -то кольнуло в сердце. Я взглянул на печальное лица мамы и сказал: "Все - бросаю, больше не увидишь меня курящим!", и выкинул с балкона только что початую пачку болгарских сигарет, вызвав недоумение у проходящих внизу парней...

        Было это 26 декабря 1981 года, как уже сказал, в день рождения мамы. С тех пор ни одной сигареты или папиросы я не брал в руки. Конечно, в первое время очень тянуло закурить. Тем более, ребята из моей бригады Гостелерадио СССР , где я тогда руководил корпунктом, дымили беспощадно в наших командировках, и мне приходилось останавливать машину и выгонять их на свежий воздух. Бывало, думал: скурю одну лишь сигарету и больше не буду. Но понимал: стоит лишь раз вдохнуть табачный дым и вновь затянет "дурман". И я сдержал доныне слово, данное маме в память об отце.

        А уговорить брата бросить курить не смог. Даже перенеся обширный инфакт, затем инсульт, он по -прежнему дымил "как паровоз". "Лучше, - говорил, - подохну, чем лишу себя единственного удовольствия на старости", а было ему уже 80 лет . "Дурачок ты мой родной! Какое же это удовольствие: одышка, кашель, боли в ногах, что еле ходишь? Я же бегаю, как иноходец, и никто не верит моим годам ...".

       Нет, не смог я уговорить брата. Ушел он из жизни, едва отметив свое 80 - летие, так и не бросив курить до последних дней... А ведь все наши предки: и по линии мамы, и по линии папы (который покинул этот мир в возрасте 36 лет, как уже сказал, сражаясь с фашистами) проживали на земле более 90 лет. Надеюсь, что и меня не минет эта доля, а до возраста незабвенного брата мне остается лишь несколько месяцев ... И я уже более чем вдвое старше отца.И все же не правда, что невозможно одолеть дурную привычку, что не хватает воли... Я на себе убедился: можно, надо только очень захотеть! 

                                                                       Мадриль Гафуров.

    Просмотров: 159 | Добавил: gafuri | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Поиск
    Календарь
    «  Январь 2016  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
    Архив записей
    Друзья сайта

    Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный конструктор сайтов - uCoz